Хохочущая смерть Куру против жажды жизни

глава 7 Похороны Бивня

В 7-й главе Красной книги постапокалипсиса "Давление" можно читать онлайн о первой встрече Лучника с живоглотами, страдающими страшным заболеванием Куру (Хохочущая смерть). Куру - это живые зомби, умирающие медленной смертью. Их появление непременно сопровождается смехом, а контакт с ними чреват заражением. В "Похоронах Бивня" впервые рассказывается о библии нового времени - "Атласе внешних органов человеческого тела", написанном профессором Боткиным много лет назад и дающим ответы, как спастись от Давления в эпоху выживания. Купите Красную книгу в декабре 2015 года.

Цитируем:

За перевернутым грузовиком раздался детский смех. Жуткий детский смех. Герман бегом вернулся к кузову и обнаружил там маленькую девочку, пытающуюся открыть клетку. На глупом лице девочки то туда, то сюда бегали испуганные глазки – с енота на Германа, с Германа на енота. И эти глазки никак не вязались с ее идиотским смехом... Семен явно еще не пришел в себя после сна и с любопытством разглядывал незнакомку.

– Эй! – крикнул Герман; глаза девочки, наконец, сконцентрировались на мужчине. Вернее, не на самом Германе, а на его берцах.

Ее рот, перепачканный кровью, попытался выдавить какой-то звук, но она закашлялась и сблевала рядом с клеткой. Герман одной рукой схватил девочку зашкирку, другой отобрал Семена.

Борясь с отвращением, Герман поставил девочку на ноги и спросил:

– Ты кто?

Она потянула к нему свои костлявые пальцы с черными ногтями.

– Ням-ням-ням, – повторяло маленькое чудовище.

Герман оттолкнул ее, схватил рюкзак, арбалет, клетку и бросился прочь. Отбежав метров на тридцать, он обернулся. Девочка склонилась над обезглавленными трупоедами, возможно, своими сестрами, и, чавкая и смеясь, жадно отрывала от них куски мяса. Герман не выдержал: он быстрым шагом вернулся к девочке, поднял ее над собой и кинулся к реке.

У края набережной Массалитинова он остановился и что есть мочи бросил девочку вниз, в стремительную воду. Река поглотила девочку, как незадолго до нее доску и покрышку.

– Смерти нет, – прошептал Герман...