В сердце дерьмово и небо плохое -
Горькую пьем и поем только Хоя!

Памяти Юрия Хоя

Дорогие друзья, в Красной книге Алеши - много музыки, хорошей и разной. Вы в этом убедились, прочитав несколько глав и купив книгу "Давление". По ее страницам "бродят" БГ и Летов, Noize MC и Александр Ф. Скляр, герои поют "Гражданскую Оборону" и играют Стравинского с Чайковским. Но речь сегодня не о них. Речь о том, кто прославил славный город Воронеж на многие годы вперед, как бы к нему не относились "официальные представители" власти и культуры. Речь о Хое. О Юрии Клинских, основателе и бессменном лидере легендарной группы "Сектор Газа"... До 4 июля 2000 года, когда Хоя не стало при странных, до сих пор не выясненных обстоятельствах. Вот скупые строки из Википедии:

"Юрий Клинских родился в Воронеже в семье инженера и клепальщицы Воронежского авиационного завода Николая Митрофановича и Марии Кузьминичны Клинских. В школе Юрий учился удовлетворительно, однако у него была непреодолимая страсть к музыке. Страсть к стихосложению ему привил отец, который писал стихи и пробовал публиковаться. Юра рано узнал о существовании западной рок-культуры, так как в семье Клинских часто звучал рок-н-ролл. Вскоре после этого он решил самостоятельно освоить гитару. Отцовские уроки не прошли даром, поэтому Юра начал сочинять стихи, из которых потом складывались его первые песни..."

Согласитесь, скучнее не напишешь, поэтому мы предлагаем отрывок из главы Красной книги Алеши "Записки Кочегара". Итак...

Записки Кочегара

Памяти Юрия ХояКочегар отложил толстенную тетрадь с надписью на красной обложке «Воронеж 20.40. Хроники украденного будущего» и подошел к фортепиано.
– Как говорил Ницше, спокойна глубина моря моего: никто и не догадывается, какие забавные чудовища скрывает оно! – Кочегар ударил по клавишам и по Ленинскому проспекту понеслась одновременно прекрасная и чудовищная мелодия, то затихающая, то снова разрывающая мозг миллионами адских материй, неподвластных простому человеку.
Дежурившие у здания головорезы в черных кожанках с красными бантами на груди, как обычно заспорили:
– Бетховен?
– Вагнер?
– Летов? Бах?
– Стравинский? Штокгаузен?
– Хой, идиоты! Это музыка Хоя! – проорал сверху Кочегар, заводясь все больше. – Да здравствует свобода! Революция! Сектор газа! Первомай и День Победы!
Музыка прервалась.
– Писать сел или палить начнет? – гадали головорезы. – Лучше б писать, а то вон на 23 февраля всю охрану по пьяни перестрелял, бедолага!
– Да, лучше б писать…

* * *
«В 39-м мы построили сотню лихих дельтапланов, подтверждая преемственность поколений – во славу наших отцов и дедов, покорителей стратосферы и великих авиастроителей. Дельтапланы ждут своего часа в ангарах ВАСО, но мои отважные бойцы даже не догадываются, что мы летим не покорять Правобережье, а спасать свою шкуру. Но если верить Ницше, всякая истина, о которой умалчивают, становится ядом. Поэтому правду я открою несколько позже. Обязательно открою.
39-й год был страшен одним событием, которое мне не с чем сравнить, оно не поддается человеческой логике. Оно ирреально, как сам мир. В конце осени, когда выпал снег, к нам пришел странный мальчик. На вид ему было лет двенадцать. Он держал путь со стороны Нововоронежа, он чертовски устал и был чем-то напуган, но так и не произнес ни слова. Мы отогрели его, накормили, мы дали ему выспаться. А утром он указал рукой на дорогу вдоль Циолковского, мы пошли следом, будто загипнотизированные. По пути к нам присоединялись другие Октябри, и когда мы оказались на берегу, где ураганы разметали высотки, нас было уже две сотни. Мальчик вознес руки к небу и произнес что-то нечленораздельное, мы подняли глаза, но ничего не увидели в небесах. В этот момент откуда-то со стороны бывшего Успенского собора появился высокий человек в черном балахоне, голова его была покрыта капюшоном. Мы подняли оружие на странного чужака, но тот продолжал приближаться к нам. Когда мы пустили первую стрелу, он откинул капюшон, и мы увидели его глаза. Это были глаза самого дьявола, пустые и страшные. В тот же миг мы, две сотни Октябрей, как один упали на землю и провалились в небытие…
Мы не раз слышали про звонарей, но не встречали их. Мы не раз слышали колокол, но никогда доселе не сталкивались с человеком, способным убить толпу взглядом... С земли не поднялось полсотни. Мы похоронили их с почестями. А мальчика больше никогда не видели. Запомнили лишь: на его шее на серебряной цепочке висел странный знак – будто человеческая голова о трех рогах покоится на подводной маске со стрелкой посередине. Что означал этот амулет, никто не догадывался, старые книги подсказали мне лишь то, что это какой-то древний оберег. От чего? На этот вопрос я не нашел ответа.
А еще... У мальчика были губы цвета индиго»...

Памяти Юрия Хоя

 

P.S. Здравствуй, черный понедельник!
Прощай, черный понедельник...
За Хоя!!!

P.P.S. Да, кстати, 27 июля не забудьте отметить
День рожденья Юрия Клинских...

* * *
До скорых встреч на страницах сайта alesha2040.ru
Скачать Красную книгу Алеши "Давление"
за 149 рублей можно здесь.