Вирус уничтожает Черноземье

Вирус уничтожает ЧерноземьеВ последние время все чаще и чаще мы слышим с широких экранов о различных вирусах гриппа. Создается впечатление, что кроме гриппа, нам больше ничего не угрожает. Ну, а если на секунду задуматься, что еще пугает нас сегодня: смерть, голод, неизлечимые болезни?.. Вы правы, страхов сегодня много, и у каждого он свой. Страх приводящий в трепет, заставляющий мысленно бежать без оглядки. Многие просто переживают, услышав о бедах, которые рядом, другие стараются что-то придумать, пытаются себя обезопасить и думают, а вдруг голод? Вдруг неизлечимый вирус? Вдруг зомби? А если представить, что голод, неизлечимый вирус и зомби, и все это рядом с вами… «Ужас», - скажете вы и будете правы. Картину, где все это сошлось воедино, действительно, трудно себе представить. Если же Вам это удалось, тогда новая книга Алеши для Вас. Купить книгу Алеши можно здесь.

Если ты считаешь, что это невозможно,  прочти, что будет в недалеком будущем…

* * *

Отрывок из Красной книги Алеши: ЖИВОГЛОТ

Первую половину пути они миновали достаточно быстро. Их путь пролегал мимо здания Мехзавода, который неплохо сохранился. Проходя мимо серых ворот, Лучник и Штурман услышали странный вой, переходящий в зловещий смех. Заглянув в проем, Штурман увидел страшную картину. Примерно в тридцати метрах от ворот, лежа на животе и опираясь на локти, лежал человек. Это был немолодой мужчина в грязных лохмотьях. Он вцепился в тело мертвой собаки и неистово грыз ее. Периодически, отрываясь от туши пса, он заливался то воем, то смехом. Он не видел воинов. Он не видел ничего и никого, кроме этой собаки.

– Это живоглот, – тихо пояснил Штурман.

– Я с ними уже сталкивался как-то, – ответил Лучник. – Убьем его?

– Не стоит,  их здесь много, а стрел мало, лучше тихо уйти.

– А помочь ему никак нельзя? – не унимался Лучник.

– Нет, он может заразить нас… У живоглотов все начинается с безумия, сначала они жрут все подряд, все, что смогут поймать или найти, причем неважно, живое или мертвое, свежее или протухшее. В этот период они наиболее опасны, они еще могут думать, собираются по несколько человек и устраивают охоту на все, что имеет способность передвигаться и дышать. Потом с каждым днем становятся все безумнее и безумнее, теряют человеческий облик, а заканчивается все вот таким зрелищем… Жрут, что попало, пока не отравятся или не сдохнут от болезни.

– Слушай, а откуда взялась эта болезнь? – Лучник переминался с ноги на ногу у ворот Мехзавода.

– Сначала все думали, что это от Давления происходит, будто у людей что-то с мозгом из-за скачков и голода делается, а уж потом, поедая всякую нечисть, заражаются они инфекцией. Пока не произошел один случай. Недалеко от «Мелодии»... – Штурман взял под локоть Лучника и отвел от ворот. – Нельзя нам здесь оставаться, не один он в этом месте.

– А что за случай, расскажешь?

– Случай… Разведотряд, возвращаясь с задания, нашел девочку лет четырех. Девочка с виду была как девочка, только глаза очень странные для ребенка.

– Как это, странные? – не выдержал Лучник, вспомнив случай на набережной.

– Да так, странные, как будто постоянно что-то ищут и не находят.

– Типа, бегают постоянно, что ли?

– Ну, можно и так сказать… Так вот, девочка эта съела все припасы, которые были у четверых разведчиков. Живот у нее раздуло так прилично, но все решили, что это с голодухи. Решили ее привести в «Мелодию». Только она двух наших покусала, тех, кто рядом с ней был. И не остановилась бы на этом, если б не огрели ее прикладом.

– Ну и что, умерла?

– Да если бы! Она уселась с проломленной башкой и, перед тем как сдохнуть, а это, скажу тебе, произошло небыстро, исходила то воем, то безумным смехом.

– А разведчики, что разведчики-то?

– Разведчики те, которых покусали, не дошли чуть-чуть до «Мелодии». Не сговариваясь, сожрали одного нашего, просто накинулись в один момент и стали его грызть. А одному удалось сбежать, он-то нам все это и рассказал. Кстати, когда у них припадок начинается, они сильные становятся, как тигры.

– А тех двух убили?

– Да если бы! Еще несколько недель слышали то вой, то смех. Вся «Мелодия» долго не спала. А потом все как-то само стихло. Может, уползли куда, а может, сожрали друг друга. Теперь это не важно. Важно только то, что зараза передается, видимо, через кровь и слюну. Взял девочку за руку и гляди в оба, чтобы она в тебя не плюнула...

– Видел я такую девочку, и на руки ее брал, – признался Лучник.

– И что? – удивился Штурман.

– Выбросил ее в водохранилище.

– Давно это было?

– До того, как попал в «Мелодию», естественно.

– Ну и не бойся, пронесло, значит! – Штурман вновь одарил Лучника своей заразительной улыбкой. – Ладно, надо идти дальше. Нам бы до «Детского мира» засветло дойти, а там уже не опасно, живоглотов, по крайней мере, давно не встречали на Плехановской.

Через десять минут путники вышли на широкую улицу. «Кольцовская», – прочитал Лучник на одном из зданий. Первые этажи этих зданий раньше служили людям магазинами. Лучник интуитивно сделал шаг в сторону к одному из подъездов.

– Не надо туда, – остановил его Штурман. – Вещей там нет, их разграбили давно, а вот проблем со всякой нечистью хватает!

– Слушай, а что они тут пьют? Воды ведь во всей округе не найдешь, разве что источник на «низах»? – поинтересовался Лучник, разглядывая впереди маячившую высотку с крупной вывеской «Галерея Чижова».

– Пьют кровь человеческую, едят мясо человеческое, – сказав это, Штурман негромко заржал. – Шутка! С батарей, небось, сливают ржавь всякую. Ладно, давай лучше по дороге пройдем. А ты это, арбалет приготовь на всякий пожарный, хорошо?

– Да он у меня всегда наготове, – Лучник ловко потянул за старый ремень с надписью Nikon и арбалет с металлической стрелой оказался готов к бою.

– Это хорошо, – подвел итог Штурман и вышел на бывшую автодорогу.

Дорога была сплошь заставлена машинами с помутневшими треснувшими стеклами, будто все они стоят в гигантской пробке. Некоторые авто были сожжены, у всех без исключения – спущенные колеса, открытые горловины баков. Во многих машина сидели скелеты водителей и пассажиров, вглядываясь в дорожную даль темнотой пустых глазниц.

– Что с ними произошло? – спросил Лучник.

– Первый скачок один из самых сильных был, а одежду мародеры забрали. Сейчас, понимаешь ли, вещи в цене очень сильно подскочили, некоторые стоят дороже человеческой жизни. Например, в Семилуках за твой арбалет полсотни рабов могут отдать! Или молодых рабынь! – Штурман подмигнул Лучнику. – Вот ты махнул бы своего «Никона» на покладистую рабыньку? Наверное, нет… А вот я с удовольствием махнул бы... Слабость у меня к бабам природная. Слушай, а у тебя есть слабость, Лучник?

– У меня нет.

– Да ладно, «колись», давай уже, я никому не расскажу. У всех есть слабости, привычки всякие, от которых нет сил отказаться... У тебя что за слабость?

– Ну… У меня тоже бабы, только не в том смысле... Я это недавно выяснил.

– Ага, расскажи, в каком-таком смысле?  Ты ж всех баб по дороге поперепробовал, так?

– Нет. Я имел в виду, что если потребуется помощь... Ну, как бы тебе объяснить? – замялся Лучник.

– А ты не объясняй, ты, если потребуется с бабами помощь, смело зови меня, я помогу! – Штурман снова заржал, с крыши высотки взлетела стая птиц.

– Тише ты, помощник хренов!

Лучник посмотрел в оптический прицел арбалета: на крыше высотки, стоящей на перекрестке двух больших улиц, ощущалось какое-то движение.

– Может, патрули с Ликерки? Зачистка здесь недавно была, – Штурман присел на корточки.

– Долго сидеть собираешься? – Лучник спрятал арбалет. – Показалось мне.

– Не показалось, – Штурман указал рукой в сторону перекрестка. – Пойдем скорей...

Они быстро пошли вдоль машин, казалось, для передвижения нет лучшего маршрута. Однако это было иллюзией, так как их легко можно было отследить с любого здания Кольцовской улицы. Проходя мимо «Галереи», Лучник удивился, насколько хорошо сохранилось это здание. Даже когда-то высаженный здесь можжевельник был на месте!

– Почему здесь никто не обитает? Удобное место...

– Не могу знать, – Штурман притормозил. – Поговаривают, звонарей здесь видели как-то, вот и боятся. Давай-ка ускоримся!

Они перешли на бег, справа остался разрушенный «Детский мир». А вот и «Электроника». Знаменитый когда-то магазин! Остановились, как по команде. Где-то впереди раздался слабый женский голос, молящий о помощи. По спине Лучника пробежал холодок.

Жалобный голос доносился из глубины магазина, и от этого становилось не по себе. Лучник присел, взглянул на свои руки в мурашках, сжал кулаки. Штурман присел рядом. Все его внимание сейчас занимал проем в огромной витрине, откуда доносились звуки.

– Накаркал ты со своими слабостями! – шепнул Лучник.

– Помогите! – раздалось громче.

– Это ловушка. Надо уходить, – сказал Штурман.

– Нет, поможем ей! – уверенно ответил Лучник.

– Уходить нужно, – повторил Штурман.

Из магазина раздался плач…

* * *

 Хочешь узнать, что будет дальше? Купи Красную книгу Алеши «Давление»